Российские катастрофические облигации: пришло ли время для самой большой страны в мире обратить внимание на ILS

Возвращаясь с деловой встречи в город, в понедельник 29-го мая 2017 года, авторы этой статьи, также как и всё население Москвы и Подмосковья, попали в короткий, неожиданный, но яростный шторм, жертвами которого стали 16 человек, 170 были ранены; а экономике и инфраструктуре города и региона был нанесен достаточно  серьёзный ущерб. По сообщениям информационных агентств, это был самый свирепый шторм, обрушившийся на столицу за последнее столетие .

Столь беспрецедетный разгул стихии  послужил хорошим напоминанием о том, что, будучи самой большой в мире страной, Россия неизбежно подвержена стихийным бедствиям. Несмотря на то, что  природные катастрофы, происходящие на территории Российской Федерации, не столь широко освещаются в международной прессе,  как североамериканские ураганы или японские землетрясения, тем не менее, они реальны и  регулярно наносят  физический и экономический ущерб. Конечно, московский шторм был редким прецедентом, но паводки, наводнения, лесные пожары и дальневосточные тайфуны – это регулярно происходящие на территории страны стихийный явления. Стоят упоминания также климатические пики в виде града или сильных заморозков – они могут быть достаточно болезненными для развивающегося аграрного сектора страны .

Для растущей российской экономики защита от крупных природных катастроф, безусловно, является острой необходимостью. Более того, эта необходимость  сопряжена с уникальными возможностями: особенная позиция Российской Федерации позволяет воспользоваться  широчайшим спектром решений, десятилетиями развивавшихся на западном рынке и к настоящему моменту доказавших свою эффективность .

Страхование может показаться наиболее очевидным решением. В качестве яркого примера достаточно вспомнить влияние страхования на последствия супер-урагана “Сэнди”, ударившего по северо-востоку США в 2012 году. Когда это произошло, регион все ещё страдал от экономических последствий финансового кризиса 2008 года. Поступление страховых выплат помогло восстановлению не только имущества, поврежденного ураганом, но и экономики региона в целом. «Сэнди», однако, выявил проблему, в большой степени относящуюся и к России. На северо-востоке США, – вероятно, наиболее экономически развитой области в мире, – только 50% экономических убытков от урагана были застрахованы. В России же охват страхованием составляет ничтожно малую цифру (1,36% от ВВП), что практически никак не влияет на экономику, особенно когда речь идет о катастрофах федерального или даже регионального масштаба.

Однако  страхование, независимо от степени его развития, не покрывает всех экономических убытков. Стоимость восстановления инфраструктуры (мосты, дороги и т.д.) ложится на государство, как получилось и в случае с “Сэнди”. Необходимость переселения пострадавшего населения (незастрахованного или не полностью застрахованного), бремя восстановления промышленности, в любом случае финансируется государством: оплачивается из кармана налогоплательщиков или государственных фондов, причём в одном фискальном году.

Таким образом, страхование  не может рассматриваться как оптимальное решение для государства в подобных обстоятельствах. Более того, страхование предполагает наличие у покупателя “страхуемого интереса”, в то время как государство уже имеет в собственности большую часть инфраструктуры и конституционные обязанности по устранению последствий стихийного бедствия. Также стоит отметить, что выплаты производятся лишь после оценки ущерба, что зачастую приводит к серьёзным задержкам, в то время как поступление средств, необходимых на восстановление, должно быть максимально оперативным. Парадоксально, но рассмотрение американскими судами некоторых страховых выплат по урагану «Сэнди» до сих пор не окончено. .

Существует инструмент, позволяющий эффективно решать обсуждаемую проблему на макро-уровне: таким инструментом являются катастрофические облигации, позволяющие государству получить быстрый доступ к финансовым ресурсам при активации параметрического триггера – то есть в случае превышения определённых параметров события, заложенного в основу катастрофических облигаций, происходит автоматическая выплата денежных средств в пользу эмитента.

В данном контексте необходимо отметить две точки зрения. Одна – это катастрофические облигации как механизм быстрого возмещения ущерба, другая – их привлекательность как развитого класса инвестиций для специализированных инвесторов, активно работающих в этом сегменте или потенциально заинтересованных на основе своего предыдущего позитивного опыта работы на российском рынке капитала.

Катастрофическая облигация с параметрическим триггером не требует наличия “страхуемого интереса” или оценки ущерба. Финансовые средства по факту находятся в наличии и становятся доступными немедленно при условии превышения определённых параметров события (например: сила землетрясения, давление в центре тайфуна и т.д.).

Подобный способ переноса рисков в большой степени практикуется не только правительствами или соответствующими администрациями (New York Metropolitan Transportation Authority – крупнейший транспортный оператор в западном полушарии, US National Flood Insurance – американская национальная программа защиты от наводнений, Florida Hurricane Catastrophe Fund, Texas Windstorm Insurance Association , California Earthquake Authority – калифорнийское сейсмическое агентство, карибский фонд защиты от катастроф, правительство Мексики, турецкий катастрофический пул, Japanese National Mutual Insurance Federation of Agricultural cooperatives – японская национальная федерация взаимного страхования сельскохозяйственных кооперативов, African Risk Capacity и т.п.), но и Всемирным Банком, поскольку представляет собой эффективное решение для целых экономик в случае крупных катастроф. Это вдвойне важно для развивающихся экономик с низким страховым охватом. Покрываемые опасности разнообразны по своему характеру: от ураганов и землетрясений до пандемий.

Таким образом, правильно структурированная программа катастрофических облигаций может предоставить Правительству Российской Федерации возможность немедленного доступа к финансовым средствам, необходимым для ликвидации последствий крупной катастрофы, стимулированию экономики пострадавшего региона и превентивным мерам по минимизации  последствий катастроф. Используя программу катастрофических облигаций,  Правительство может сделать регионы устойчивыми к катастрофам и простимулировать экономический рост.

В числе факторов, подчеркивающих высокий потенциал программы российских катастрофических бондов, в первую очередь можно отметить высокое качество  мониторинга чрезвычайных ситуаций и метеорологических явлений, хорошую репутацию и опыт в выпуске международных облигаций (например, Евробондов), естественный интерес к России у многих институциональных инвесторов на рынке капитала, а также заинтересованность государства в инновационных, эффективных продуктах в русле общих планов по развитию экономики.

Дополнительным преимуществом является также и привлекательность катастрофических бондов для инвесторов, которые предпочитают  вкладывать в бумаги с параметрическим триггером. Прозрачность и объективность этого механизма представляют собой убедительные преимущества в области, где большинство сделок структурировано с помощью другого триггера, – т.н. «триггера возмещения» (который используют примерно 65% катастрофических облигаций). В отличие от параметрического триггера, использующего простые и понятные параметры события, «триггер возмещения» основывается на подсчёте размера убытков после  катастрофического события: как уже упоминалось выше, на уточнение данных  могут потребоваться годы, тогда как ситуация требует незамедлительного поступления средств. Параметрические транзакции же характеризуются скоростью выплаты, более того,  находятся в выигрышной позиции из-за низкой неопределенности модели и, следовательно, повышенной точности ценообразования , что служит хорошим стимулом как для эмитентов, так и для инвесторов.

Отметим, что российские катастрофические облигации также будут иметь высокий потенциал как способ диверсификации инвестиционных портфелей. В настоящее время катастрофические облигации на рынке  покрывают риски ураганов в основном на Восточном побережье США. В связи с тем, что инвесторы  стремятся диверсифицировать свои портфели, каждая новая облигация из другого региона  служит существенному улучшению профиля портфеля, так как способствует повышению доходности, скорректированной на риск, и улучшению показателей всего портфеля. Таким образом, это является дополнительным позитивным фактором для инвестиционной привлекательности российских катастрофических бондов.

И последнее, но не менее значимое, – это аспект социально ответственного инвестирования, который становится все более важным для институциональных инвесторов, таких как пенсионные и паевые фонды. Инвесторы стремятся придерживаться высокого уровня этических норм в своей работе, и внимательны к тому, как  конкретные транзакции способны повлиять на общество. Правительства, которые выпускают катастрофические облигации, делают это для поддержания стабильности и устойчивости своей финансовой системы, равно как уровня жизни своих граждан, что, в свою очередь, может быть по достоинству оценено инвесторами, уделяющими приоритетное внимание т.н. «ответственному инвестированию».

Хорошим примером может служить ураган «Патриция», когда правительство Мексики организовывало выпуск двух катастрофических облигаций, чтобы защитить свою экономику от возможных землетрясений и ураганов в 2009 году и после их погашения в 2012 году. Ураган, обрушившийся на Мексику в октябре 2015 года, был самым сильным изкогда-либо наблюдавшихся  в на Тихоокеанском побережье. Уровень давления в центре урагана упал ниже предопределенного в катастрофической облигации порога, и правительству Мексики было выплачено 50 миллионов долларов США, что в значительной степени помогло государству при ликвидации последствий катастрофы.

По мнению авторов, Российская Федерация определённо нуждается в механизме минимизации потерь, вызванных природными катастрофами. Катастрофические облигации представляют собой высокоэффективное решение, а также предлагают российским и иностранным инвесторам выгодные возможности для инвестирования.

 

– КОНЕЦ –

 

Об авторах:

 

Кирилл Саврасов, генеральный директор Phoenix CRetro, специализированного бермудского перестраховщика в области ILS c непосредственным фокусом на развитие ILS-активности а регионе Центральной и Восточной Европы. До основания компании в 2013 году, он более 10 лет работал в качестве брокера на Лондонском и международном рынках и руководил региональными сетями ряда брокерских домов корпорации Ллойдс в бывшем СССР.

Клайв О’Коннелл, руководитель практики страхования и перестрахования в лондонской юридическое компании McCarthy Denning. Обладая более чем 35-летним опытом, Клайв является признанным экспертом в области альтернативного трансфера рисков и ILS. В 2014 году издание Insurance Day назвало его одним из 50–ти наиболее влиятельных людей в страховании; г-н О’Коннелл – единственный юрист в этом списке. Он также является   независимым директором одного из ILS фондов и состоит в совете директоров Международного Страхового Общества, будучи его главным юристом.

Роман Муравьёв, управляющий партнёр компании IBI ILS Partners, специализированного совместного предприятия  с одним из крупнейших фондов в Израиле, под управлением которого более чем 11миллиардов долларов США. До сооснования компании в начале 2017 года, Роман был руководителем направления катастрофических облигаций в Twelve Capital AG, швейцарском специализированном фонде, где он управлял портфелями инвестиций в катастрофические облигации на сумму более 800 миллионов долларов, включая самую успешную в мире схему инвестирования в катастрофические облигации.